vk.com

В тот момент, когда женщины уже отчаялись дышать свободно...

Автор:
Опубликовано: 2365 дней назад (31 июля 2012)
Рубрика: Без рубрики
Редактировалось: 1 раз — 31 июля 2012
+1
Голосов: 1
В тот момент, когда женщины уже отчаялись дышать свободно, французский врач изготовила первый бюстгальтер. Сегодня, когда это изобретение перешагнуло столетний рубеж, пришло время оглянуться назад.

Русское слово бюстгальтер происходит от нем. Bustenhalter, из Buste — «женская грудь» + Halter «держатель».

В разговорном языке также используется слово лифчик, которое в свою очередь есть уменьшительная форма от слова лиф — часть женского платья, охватывающая стан (грудь и спину) и происходит от нидерл. lijf — «корпус».

Тысячелетия назад мир был скорее раздет, чем одет, - женщины обходились без нижнего белья, и все предметы гардероба заменяла набедренная повязка. К 3000 году до н.э. появилась мода на «одеяние топлес»: в Древнем Египте сарафаны на бретельках начинались как раз под грудью, обнажая ее полностью. Однако, когда женщины поняли, что грудь может быть орудием обольщения, появление прародителя первого бюстгалтера не заставило себя ждать. Apodesme – такое название получила лента, которую повязывали под грудью вокруг торса жительницы Древней Греции.

Соседки из Древнего Рима тут же позаимствовали столь полезное изобретение и даже усовершенствовали его – появились ленты для сдерживания роста груди, ее утягивания и поддержки.

Уже с началом упадка республиканского строя в Риме пышная грудь стала считаться дурным тоном. А в эпоху Средневековья христианская мораль и вовсе заставила женщин стесняться своего тела. Так что повязка для груди оставалась по-прежнему актуальной. О соблюдении общественной морали и соответствии художественным идеалам эпохи позаботились и законодатели. Так, например, в 1370 году в Страсбурге было издано постановление, предписывавшее всем женщинам поддерживать грудь шнурованным платьем. Впоследствии с той же функцией либо убирать грудь вовсе (как это было в Испании), либо, напротив, поднимать ее вполне успешно справлялся корсет.

В Испании во времена инквизиции женский корсет напоминал панцирь, державшийся с помощью деревянных планок, металлических пластинок и китового уса. Зачастую его затягивание происходило при помощи рук и ног. Чем не орудие для пыток? Стало неважно, есть ли у женщины грудь вообще. И несмотря ни на что, корсеты безраздельно властвовали до конца XIX века.

О том, как корсет превратился в бюстгальтер ходит множество легенд, и все же лавры изобретательницы бра делят между собой три женщины. Лифчик родился во Франции, но американцы его усовершенствовали и придали ему форму, сохранившуюся до сих пор. Первой была Эрмини Кадоль, в 1889 году в своей корсетной мастерской она представила корсет, который вверху являлся двумя хлопчатобумажными чашечками, разделявшими грудь посередине, и сатиновыми лентами-бретельками.

Нововведение позабавило, но не впечатлило. Тогда другая француженка врач Гош Саро через 4 года додумалась разрезать корсет на две части, получив, таким образом сам лифчик и пояс в придачу. Как это ни странно, степень успеха изобретения Саро тоже была нулевой, пока журнал Vogue, который и ввел в обиход слово «бюстгальтер», назвав его brassiere, позднее сократившееся до бра, не опубликовал первые фотосессии моделей в белье, естественно вызвавшие бешеный ажиотаж. Многие фирмы просто воспользовались методом Саро, которая допустила, пожалуй, самую роковую ошибку в своей жизни – не запатентовала образец.
Патент был получен почти двадцатилетие спустя. 19-летняя американка Мэри Фелпс Джекоб, известная на весь Нью-Йорк своими роскошными нарядами, изводила капризами мужа и родителей. Девушка была в курсе всех модных тенденций, но все, что изобрели в области нижнего белья до сих пор, ее не устраивало – Мэри продолжала носить корсеты. Однажды она приобрела вечернее платье и с ужасом обнаружила, что корсет, как ни крути, нелепо выглядывает в области груди.

Мэри вместе с горничной долгие дни ломала голову, и совместными усилиями была придумана конструкция, состоявшая из двух носовых платков и шелковой ленты, завязанной сзади. Сказать, что ее задумка возымела успех, - ничего не сказать. К изобретательнице выстроилась очередь за «самодельным» бра. А когда один из ее знакомых предложил деньги за лифчик, Мэри поняла, что это дело может превратиться в выгодное предприятие. Она запатентовала свое изделие в 1914 году, дав ему название «бесспинный лифчик». Не прошло и года, как одна корсетная фирма приобрела изобретение Мэри за огромные по тем временам деньги - $15 000. И началась эра бюстгальтеров. Любопытно, что Мери была прямым потомком великого американца Роберта Фултона, построившего в 1807 году первый в мире пароход. И, конечно, очень гордилась этим. Она поняла, кто “виновник” ее изобретательских талантов...

В истории бра не последнее место отведено русским. В 1922 российская иммигрантка Ида Розенталь работала швеей в нью-йоркском бутике Enid Froсks. Она и ее муж Уильям вместе с владелицей магазина Энид Биссетт заметили, что лифчик, который подходит одной женщине, не подходит другой – проще говоря, троица догадалась ввести размеры. Розенталь впервые разработали систему стандартных размеров нижнего дамского белья в зависимости от объемов под и над грудью, и формы груди, а также снабдили 'бюстодержатели' эластичными бретелями. Им же принадлежит идея создания специальных лифчиков для кормящих матерей с удобной застежкой впереди. И это действительно стало сенсацией. Энид инвестировала $4500 в бизнес супругов Розенталь, и спустя несколько лет на свет появилась фирма Maidenform, принесшая хозяевам целое состояние. Ида и Уильям также придумали шить лифчики для женщин всех возрастов. В это же самое время кутюрье Поль Пуаре ввел в моду наряды восточного типа, сам того не желая, включив бюстгальтеру зеленый свет – корсеты тут, само собой, были совершенно не актуальны. Окончательно утвердиться в своих позициях лифчику помогли подушечки, вставляющиеся в чашечки и придающие женской груди пышность и округлую форму.
Уже в 30-х годах бюстгальтер стал настолько естественным женским «аксессуаром», что удивить им было невозможно. Неослабевающее внимание к груди, естественно зацепило и Россию. «Русский» бра появился, в общем-то, одновременно со своими иностранными «собратьями».


В 1942 году изобретена и запатентована застежка на спине, которая представляла собой крючочек и несколько петелек; таким образом, застежку можно было регулировать по длине. Редкая модель бюстгальтера обходится сегодня без такой застежки.
Оправившись после тяжелого военного периода, в 50-е годы женщины возвращаются к былой моде на пышные формы, стараясь привлечь внимание мужчин, которого им так не хватало на протяжении долгих лет войны: округлые бедра и выдающаяся грудь – вот эталон красоты того времени. Иконами стиля 50-х становятся Мерилин Монро, Брижит Бардо, Джина Лоллобриджида и Софи Лорен.

Природная красота киноактрис и соблазнительные формы в комплектах нижнего белья вряд ли могли оставить кого-нибудь равнодушным.
Новые конструкции и новые материалы – два кита, на которых с тех пор опирается производство бюстгальтеров. В 1950-е получили распространение «грации» и новые виды бюстгальтеров – белье должно было придавать телу форму, «лепить» фигуру заново, чтобы она соответствовала знаменитому new look Кристиана Диора.
В 1960-е годы появились многие модели-бестселлеры: «Анжелика» с косточками, «Но-бра-бра» из неплотного нейлона и «Вандербра», эффектно поднимающий грудь.
Если в 1970-е совершенствовались находки прежних лет, то в 1980-е производители сосредоточились на новых фактурах, материалах и цветах: для каждой модели бюстгальтера разрабатывался эксклюзивный рисунок кружев, для коллекций подбирались особые колористические гаммы, например, «венецианская живопись» – винно-красный, старого золота или позеленевшая бронза. А в 1990-е в производстве белья произошел качественный скачок, связанный, с одной стороны, с новой концепцией человеческого тела, а с другой – с достижениями химической промышленности. Минималистская мода – все эти «сиротские» тесные жакетики и юбочки-обдергунчики – породила и новый тип бельевого дизайна. Белье должно было стать «второй кожей», были придуманы бесшовные бюстгальтеры, бюстгальтеры-аппликаторы и т. п.

Образ тела вообще играет большую роль в создании новых видов белья. На рубеже 1990–2000-х в моду все больше входила мужская фигура. Широкоплечие, узкобедрые манекенщицы, дефилирующие по подиуму, воплощали этот новый идеал. Прекрасные юноши появляются в рекламе сугубо женских предметов туалета. Стройная мужская фигура украшает плакат фирмы Pompea, производящей женские колготки, а в рекламном имидже Triumph появился улыбающийся мачо с закинутым за плечо женским лифчиком. Все это не могло не сказаться на белье. Женские трусики стали напоминать обтягивающие штанишки атлетов, а бретели бюстгальтеров оказались расположены в точности как лямочки майки-борцовки, зрительно расширяя плечо. Эта тенденция обязана своим происхождением Кэлвину Кляйну, неутомимому пропагандисту стиля унисекс, а также производителям спортивной одежды.

Конец второго тысячелетия и рассвет третьего отмечены триумфом пышной груди, настоящей или искусственной, увеличенной при помощи бюстгальтера или пластического хирурга.
Промышленность каждый день предлагает нам все новые и новые модели и формы бюстгальтеров и продвигается в направлении "умного", если не говорящего белья. Появился бюстгальтер, меняющий цвет в момент овуляции, суперобъемный бюстгальтер, который при желании можно надуть с помощью специальной кнопки. Бюстгальтер, снабженный микрочипом, который измеряет частоту сердечных сокращений и давление. Бюстгальтер с системой радиооповещения о нападении (не могу даже представить себе это чудо). Бюстгальтер, оснащенный сигнальной кнопкой на случай опасностей, исходящих с небес, – не случайно его называют "Армагеддон" и изготавливают из ткани, из которой NASA шьет костюмы для астронавтов. Бюстгальтер из титана, запоминающий форму груди при первом надевании. Бюстгальтеры, делающие запах сигареты невыносимым, бюстгальтеры, сшитые из экологического меха, с гелиевым наполнителем…
Женское белье перестает быть только средством соблазнения и обольщения представителей сильного пола.
Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь. | Необычные памятники г. Екатеринбурга, часть 1
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Пригласить друга