vk.com

Мировой финансовый кризис и исламская финансовая отрасль (Часть 1)

Автор:
Опубликовано: 2137 дней назад (9 октября 2012)
+1
Голосов: 1
Принято считать, что нынешний глобальный финансовый кризис был вызван кризисом ликвидности, бездумным кредитованием, быстрым ростом финансового инжиниринга, который создал сложные и запутанные финансовые инструменты передачи рисков.

Чаще всего нынешний глобальный финансовый кризис рассматривается как настоящая проверка выносливости отрасли исламских финансовых услуг и ее способности подтвердить себя в качестве надежной альтернативы традиционной финансовой системы.

В этой статье мы рассмотрим причины настоящего финансового кризиса, исламскую финансовую теорию и пути выхода из кризиса, а также суть управления исламскими финансами.

Вступление

Несмотря на то, что исламская финансовая отрасль находится в процессе становления, для нее характерен стабильный и последовательный рост в горизонтальном и вертикальном направлениях – с тех пор, как 40 лет назад было найдено практическое применение исламской финансовой теории.

Будучи способной выдержать последствия глобального финансового кризиса, оставаться относительно продуктивной в его разгар и показать себя как более справедливая и эффективная система, исламская финансовая отрасль вызывает к себе особый интерес, прежде всего, с точки зрения своей способности стабилизировать глобальную финансовую систему.

Большинство экономистов и специалистов в области финансов указывают на одни и те же причины и следствия глобального финансового кризиса. Однако до сих пор поиски выхода из него не увенчались успехом, и горячие споры по этому поводу продолжаются.

Мировым экономикам еще предстоит разработать разумные стратегии на случай кризиса, найти пути его пресечения и преодоления его разрушительных последствий.

Итак, в данной статье мы пытаемся обозначить еще одно направление поисков, предложив альтернативу, которая имеет потенциальную возможность ограничить, если не полностью устранить, источники кризиса и обеспечить стабильность рынка.

Систематический анализ причин кризиса и их оценка в сравнении с внутренними принципами исламской финансовой системы показывают, что такой кризис можно было предотвратить, если бы в мировой финансовой системе преобладали исламские принципы ведения финансовой деятельности.

Мы уверены, что помимо того, что кризис связан с грандиозными проблемами для традиционной финансовой отрасли, он представил миру индустрию исламских финансовых услуг, обладающую изобилием возможностей.

Данный материал состоит из пяти разделов. В первых двух мы обсудим причины мирового финансового кризиса. В третьем разделе – изучим исламскую финансовую теорию и ее возможности в поисках выхода из нынешнего кризиса. Раздел четыре предлагает критический анализ предпосылок возникновения исламских финансов и особенностей управления этой отраслью.

Финансовый кризис

В данном случае «финансовый кризис» подразумевает сбой в работе финансовых рынков, вызывающий ограничение потоков кредитования для частных лиц и предпринимателей, что в результате оборачивается негативными последствиями для реальной экономики товаров и услуг.

В широком смысле понятие «финансовый кризис» применяется для описания разнообразных ситуаций, при которых инвесторы неожиданно теряют существенную сумму своих инвестиций, а финансовые учреждения вдруг утрачивают значительную часть своей стоимости.

Помимо других негативных явлений, финансовый кризис обычно сопровождается обвалом рынка ценных бумаг, финансовыми «пузырями», валютным кризисом и суверенным дефолтом, означающим банкротство государства.

Причины и следствия финансового кризиса

Финансовые «пузыри» обычно связывают с упрощенным кредитованием, чрезмерной задолженностью, спекуляциями, жадностью, мошенничеством и коррупцией. Упрощенное кредитование ведет к отсутствию надлежащей рыночной дисциплины, что, в свою очередь, способствует чрезмерности и неосмотрительности при выдаче займов.

В Таблице 1 представлены наиболее распространенные факторы возникновения финансового кризиса.
Таблица 1:
Причины финансового кризиса

Несмотря на то, что источники финансового кризиса невозможно, да и бессмысленно, сводить к одному фактору, справедливо отметить, что главной причиной финансового кризиса называют снижение стандартов кредитования традиционными финансовыми учреждениями, которые идут на поводу у своей жадности и гонятся за более высокими прибылями, в сочетании с отсутствием адекватного нормативного контроля государства.

Почему коммерческие банки тяготеют к тому, чтобы действовать подобным неосмотрительным образом и злоупотребляют своими нормами кредитования, хотя полностью осознают, что эта практика влечет повышение риска и имеет негативные последствиями? Мусульманский экономист Омер Чапра (Omer Chapra) объясняет это тремя факторами:

а) несоблюдение принципа обоюдного участия (т.е. участия и кредитора, и заемщика) в прибылях и убытках ведет к нарушениям дисциплины финансовой системы;

б) астрономический рост производных ценных бумаг, в частности, таких кредитных деривативов, как кредитно-дефолтные свопы;

в) крупные банки считались «слишком большими, чтобы обанкротиться», их размеры позволяли надеяться, что центральный банк поручится за них в случае кризиса и предотвратит их крах.

Для десятилетия, предшествовавшего нынешнему финансовому кризису, были характерны большие объемы займов с высокими комиссиями, гибкая система краткосрочного кредитования ради новых ипотечных займов и, соответственно, комиссионных, высокая плата за разрыв кредитного договора, если заемщик хотел изменить ипотечного оператора до истечения срока погашения займа.

Значительные прибыли использовались на выплату бонусов фирмам-страховщикам кредитов и их боссам. К этому добавим практику секьюритизации ипотеки, когда займы объединяются и продаются Федеральной ипотечной корпорации (популярен акроним от полного названия – «Фредди Мак») и Федеральной национальной ипотечной ассоциации («Фанни Мей»). Это позволяет банкам высвобождать свои капиталы и повышать оборот ипотечных кредитов, а значит получать больше комиссионных за продажу.

Таким образом, банки переходили на краткосрочное кредитование, предпочитая разрывать долгосрочные отношения с заемщиками и, в конце концов, привыкли к практике безответственного кредитования. Именно она стала первопричиной нынешнего финансового кризиса.

Например, британский банк Northern Rock мог ссудить 125% стоимости имущества на обустройство и оборудование дома, а «подводный камень» заключался в том, что он зарабатывал большие комиссионные от высокой стоимости ипотеки.

В конце концов, неосмотрительное кредитования привело к повсеместному применению экзотических и сложных финансовых инструментов на фоне чрезмерной зависимости от разного рода финансовых моделей – два этих момента и дали толчок кризису.

Как считают исламские ученые, специалисты в области финансов Мухаммад Акрам Лалдин и Шабнам Мохтар, существуют разные способы управления рисками, такие как передача риска, удержание риска, избежание риска и его снижение. Кредитные производные инструменты, такие как кредитно-дефолтные свопы и обеспеченные залогом (т. е. долговыми обязательствами) долговые обязательства, сосредоточены только на передаче риска.

К тому же, чрезмерная зависимость от финансовых моделей упрощает количественную оценку риска, но создает среди банковского руководства и в органах регулирования иллюзию точности, безупречности, мнимое ощущение безопасности.

Повсеместно слепо применялась формула расчета «стоимости, подверженной риску» (VaR), позволяющая рассчитать максимально возможные убытки фирмы. Так, даже Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) требовала от всех финансовых учреждений предоставлять инвесторам информацию о своих рисках на основании этой формулы ввиду отсутствия иной модели, позволяющей суммировать все возможные риски учреждения.

Неуверенный ответ западных правительств и, в частности, американского, на безответственное поведение крупных финансовых учреждений усилило в них «мнимое чувство того, что их крах невозможен» (Омер Чапра, 2009). Например, как только забрезжила угроза банкротства ряда крупнейших финансовых учреждений, американское правительство поспешило на помощь и объявило, что готово скупить токсичные банковские активы стоимостью свыше 1 триллиона долларов.

Дилемма субстандартного кредитования и глобальный финансовый кризис

Считается, что любой экономический кризис является продуктом дешевого кредитования: низкая процентная ставка порождает спрос на займы, которые не могут быть погашены в случае последующего повышения процентной ставки. Низкие процентные ставки в США делали ипотечные кредиты более привлекательными и доступными.

Банки, считая себя неуязвимыми и желая воспользоваться существующими возможностями с максимальной выгодой для себя, применяли упрощенный подход к кредитованию, чтобы заполучить больший «кусок пирога», продав больше займов и заработав на комиссиях.

Омер Чапра указывает, что в подобной обстановке «размер займа был важнее его качества», и простых заемщиков соблазняли жить не по средствам. Но когда процентные ставки начали расти, то новые дома могли себе позволить уже далеко не все, потому что возможность погашать взятые займы резко упала.

Проблему усугубила спорная тактика ипотечных брокеров, которые предпочитали продавать своим клиентам субстандартные кредиты, а также сложные продукты, созданные промежуточными участниками, которые стремились полностью передать риск невыполнения обязательств окончательному приобретателю.

Существует ряд факторов, которые непосредственного или косвенно способствовали возникновению и распространению нынешнего кризиса кредитования, вызванного бедами субстандартного кредитования в США и банкротством некоторых американских финансовых учреждений.

Производные ценные бумаги и злоупотребление заемными средствами привело к банкротству многих авторитетных финансовых учреждений, а других поставило на грань краха. Как и можно было предположить, на этом этапе ключевую роль сыграла финансовая глобализация, из-за которой системный риск быстро распространился за пределы Америки.

Финансовые рынки приводила в движение жадность, которая разрушила мировую финансовую систему.

Масштабы спекуляции достигли недопустимого уровня. Жестокая конкуренция и непомерные требования держателей акций, жаждущих доходов, способствовали тому, что банки брали на себя неоправданный риск и раздавали кредиты ненадежным заемщикам, которые, при обычных обстоятельствах, если бы банки руководствовались стандартными критериями кредитования, не получили бы займов. Во многих случаях кредиты выдавали даже без должного изучения заявления и здравой оценки платежеспособности соискателя. Характер и средства получения процентов и принцип долговых обязательств, лежащий в основе традиционного банкинга, привели к тому, что финансовая система полностью откололась от реальной экономики.

Сделки и операции заключались и проводились на бумаге, шла торговля несуществующим товаром, не имеющим реальной экономической стоимости (Spiegel online, 2008). Неадекватность системы регулирования и надзора, низкие стандарты кредитования позволили заимодавцам выписать множество займов, а заемщикам – получать кредиты, не обеспеченные их финансовыми возможностями, и никто не задумывался, что произойдет в случае непогашения.

Эксперты считают, что выдача субстандартных займов стала еще одной важной причиной финансового кризиса. Для «субстандартных» заемщиков характерно то, что часто они не в состоянии выполнять свои обязательства по ипотеке, обременены другими кредитами, имеют низкий доход, отсюда – неспособность погашать существенные суммы кредитов и недостаточное покрытие медицинской страховки. Моралисты ставят под вопрос финансовую рациональность теории высокой прибыли, которая оправдывает взимание высокой процентной ставки с заемщиков с низким доходом и низкой ставки с заемщиков с высоким доходом, считающихся надежными и платежеспособными.

Низкое и высокое качество ипотечных кредитов увязывалось вместе в пакетах секьюритизации, которые, по общему признанию, были в состоянии выдержать экономический спад. Эти ценные бумаги, подкрепленные ипотекой, продавались вторичным инвесторам и ими торговали на промежуточном рынке, что обеспечивало значительные заработки в виде комиссий и бонусов кредитным учреждениям и их руководству. Имея на руках еще больше наличности, банки могли выдавать новые кредиты, а значит, зарабатывать новые деньги. Эта модель хорошо работала, пока заемщики исправно погашали кредиты. Но когда выплаты прекратились, модель в буквальном смысле рухнула.

Сложные инструменты создали новую финансовую структуру, которая породила виды рисков, трудные не только для понимания, но и для оценки. Вот несколько особых видов риска, присущих этой новой финансовой структуре: 1) нестрогое соблюдение требований риск-менеджмента, 2) недооценка риска, 3) применение рычагов/дефицит оборотного капитала, 4) передача риска, 5) создание нового риска, 6) затруднительная оценка риска, 7) разрыв отношений между кредитором и заемщиком, 8) чрезмерный риск на уровне кредитующего учреждения, 9) отсутствие контроля над базовым активом (Ахмед, 2009).

Банк международных расчетов (BIS) предоставлял крупным финансовым учреждениям свободу действий в расчете рисковой стоимости и поглощении риска при определении размеров необходимого капитала. Таким образом, учитывалась сумма активов, подверженных риску, но при этом все перечисленные выше ограничения продолжали действовать (Лалдин, Мохтар, 2009).

Александр (2008) справедливо заключает, что вину за нынешний финансовый кризис следует возложить на три следующих категории лиц и институтов:

1. Кредитные и инвестиционные учреждения – им не терпелось выдавать кредиты на «бросовых» условиях, и при этом они сознательно не заботились о кредитоспособности заемщиков.

2. Государство – за отсутствие соответствующей эффективной системы регулирования, что говорит о его безразличии к злоупотреблению практикой выдачи низкокачественных кредитов.

3. Заемщики, которые запрашивали кредиты, понимая, что могут не выполнить свои финансовые обязательства.

Большинство специалистов и практиков в области исламских финансов придерживаются мнения, что на самом деле мировой финансовый кризис является кризисом нравственности (Сиддики, 2008), который выражается в жадности, эксплуатации и коррупции.

Нравственную несостоятельность дополняет разрыв связи между учреждением, предоставляющим инвестиции, и инвестором (Лаунди, 2008). Очевидно, что учреждения, выдававшие субстандартные кредиты, сознательно не сообщали о потенциальных рисках подобных сделок инвесторам (заемщикам).

Подводя итог вышесказанному, согласимся, что финансовый кризис 2007-2008 года был вызван, помимо других факторов, избытком ликвидности на рынке, финансовым инжинирингом, который создавал многосторонние и слишком сложные финансовые инструменты, информационной асимметрией в том, что касалось рыночной стоимости активов, в частности на рынке структурированных кредитных инструментов, устаревшей и либеральной системой регулирования и надзора, способствовавшей повышению рисков и порождению дефектных моделей учета и управления рисками.

Целая армия участников рынка – застройщики, оценщики, страховые компании, кредитно-рейтинговые агентства и всевозможные финансовые учреждения – обеспечила просчитанную недооценку рисков и создание заинтересованной структуры, которая подменила собой традиционную роль финансового посредника.

Чтобы смягчить возможность повторения подобного финансового кризиса в будущем, необходимо:
-уменьшить чрезмерный риск с помощью эффективного регулирования и надзора,
-повысить долю капитализации всех игроков финансовой системы для уменьшения зависимости от рычагов,
-переключить внимание с исключительных рисков на системные,
-обеспечить передачу финансовыми учреждениями подробной информации о своих активах и инструментах,
-выработать надлежащие механизмы как по предотвращению риска ликвидности, так и по созданию треста или фонда для покупки проблемных активов участников рынка и улучшения показателей их ликвидности,
-создать структуру стимулирования, которая обеспечит учет общего риска по внебалансовым статьям,
-разработать правила учета, которые с помощью петли обратной связи в финансовой системе позволят избежать падения стоимости активов и искусственного раздувания экономических показателей (Мирахор (Mirachor), Кричене (Krichene), 2009).

Последствия мирового финансового кризиса

То, что вначале выглядело как тупик субстандартного ипотечного кредитования на американском рынке недвижимости, переросло в крупнейший финансовый кризис, которого мир не видел с 1930-х годов. И негативное влияние кризиса ощущается повсеместно.

Поскольку кризис коснулся почти каждого сектора мировой экономики, он так или иначе затронул каждого, независимо от страны проживания. В целом, мировым экономикам еще предстоит выработать разумные стратегии поведения, которые позволят не только выжить во время кризиса, но и по возможности как можно скорее восстановиться после его жесткого воздействия.

Стоит ли говорить, что традиционные финансовые учреждения, в общем и целом, стали первыми, кто принял на себя удар кризиса, ими же порожденного. 2008 год был отмечен рядом беспрецедентных событий, которые вызвали массовую неуверенность в существующей системе, это были:
- резкий спад на мировых фондовых рынках,
- падение или крах многих финансовых учреждений мирового уровня,
- правительства ряда высокоразвитых стран выделили свыше 7 триллионов долларов и осуществили серьезные вливания наличности в качестве мер по спасению и возрождению своей экономики,
- цены на товары и нефть достигли рекордно высоких отметок с последующим спадом,
- центральные банки понизили процентные ставки в рамках скоординированных усилий по повышению ликвидности во избежание рецессии и для восстановления доверия к финансовым рынкам.

Показателями мрачной ситуации в финансовом секторе стали вынужденные увольнения членов руководства многих компаний, массовые банкротства и огромные убытки финансовых учреждений с мировыми именами, раньше казавшихся неуязвимыми, таких как HSBC, Merrill, Citigroup, AIG и Lehman Brothers. Падение индексов Dow Jones, NASDAQ, P&P, TSE, FTSE, NIKKE и на других ведущих фондовых рынках Европы и Азии фактически стало индикатором того, насколько суровым оказался этот кризис для мировой экономики.

Когда в сентябре 2008 года корпорация Lehman Brothers Holdings Inc объявила о банкротстве, ее собственный капитал оценивался в 43 миллиарда долларов, что сделало ее одним из крупнейших банкротов за всю историю рынка недвижимости. Колоссальная сумма государственных вливаний – 180 миллиардов долларов – в страхового гиганта American International Group (AIG) по-видимому оказалась недостаточной, чтобы решить проблемы страхового конгломерата. Цены на нефть достигли запредельного уровня как для стран-экспортеров, так и для импортеров, после чего снизились до 35-40 долларов. При этом никто не может предложить никакого объяснения резким скачкам цен на нефть, кроме того, что, возможно, они были порождением чисто спекулятивных рынков.

Экономисты, финансовые эксперты и политики не прогнозируют скорого окончания кризиса и утверждают, что трудные времена еще впереди, так как крупнейшие экономики продолжают двигаться в сторону рецессии. Предположительно неустойчивость и неопределенность на мировых финансовых рынках, скорее всего, продлятся, а это обуславливает дальнейший рост безработицы и продолжение спада.
Люди-великаны – совсем не легенда Почему на земле не осталось исполинов? | Мировой финансовый кризис и исламская финансовая отрасль (Часть 2)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Пригласить друга